I Am Above on the Left: Melody, Minimalism, and Occasional Thunder (eng/рус)

We recently spoke to the pioneering Moscow trio I Am Above on the Left regarding several topics, including their 2010 shows and new developments with side projects (such as USSSY or Kruzr Ken). The conversation was then expanded both to some avant-garde "progressions" within the group's catalog and, conversely, their debt to a Eurasian heritage of folk performance.

Above on the left, so to speak, we see Aleksei Taroutz (designated as "T" in our conversation), together with Pavel Eremeev ("E"), and Artem Galkin ("G").

FFM: How was your performance at the Moscow “Picnic” festival, organized by the city’s entertainment magazine “Afisha”?

T: It was rather strange, like all outdoor concerts, in that the sound is broadcast outwards, but doesn’t come back to the performers on stage...

E: I myself had a few unpleasant surprises during the actual performance. The head flew off my bass-drum pedal, while the drum itself detached and ended up facing me sideways… Then the snare drum fell off its stand! In essence, though, it was a pleasant experience; at least we didn’t make a mess of anything. Personally I like playing outdoors: you’re playing not only to the crowd, but also to all the birds and other animals. 

G: It was all pretty much OK, though I’m sure that our gigs scare off the birds and beasts! “I Am Above” performed well, but when we took stage as USSSY, one of my power outlets died – either because the stage itself was shaking or ‘cos it was so hot that day.  It may just have been overused during the festival, but in any case, I don’t like it when things screw up. I can’t say that the support system offered our stage was anything special: we needed the help of our friends to even get things set up! It was as if we’d been given the right to organize a festival ourselves, but without the right to bring friends along… It was your usual feeble affair, so no real surprises…

FFM: What role does the festival play in Moscow’s cultural life nowadays?

E: It’s where Moscow’s most fashionable and best-looking people all come together! 

T: I’d say it’s a decent urban music event – just as it should be. 

G: I’m amazed: where do all these good-looking people go outside the festival season?! Most of them seem to follow a kind of 80’s retro-look, which can only be a good thing. Not all of them, of course, but the majority. I liked running into friends along the front rows of our stage, but as for the VIP zone, I wanted to bomb it with napalm, since only a select few people were allowed inside.

FFM: Your last release, “Astro,” came out this spring. Are you already busy with new works?

E: We've got a backlog of unpublished works from the last eighteen months; we just need to finish working on them and then all that’ll be released, too. 

FFM: Would it be fair to say that the involvement of producers in your recordings has now been reduced to a minimum?

T: Yes. We’re the ones who decide how we sound. It’s not that we have anything against producers, since there’s nobody here to whom we could entrust our material in the first place!

E: Personally, I don’t even know what producers do. Nobody has ever really helped us from outside the band, neither with issues of sound, nor with the songs’ structure. Oh – there is the exception of sound engineer Aleksandr Mishin, who helped with our first CD.

G: Today’s producers in Russia don’t want the kind of music that IAAOTL makes. We don’t make for a profitable investment; you’ll get nothing back on your money.

FFM: When “Astro” came out, you said the recording was moving in a new direction of “melody and minimalism.” How do you view the connection between them?

E: For me the connection is rhythmic.

G: If we look at things in terms of traditional Asian music, then the connection between melody and minimalism helps to maintain a stable emotional state. Let’s take Indian music: certain melodic modes need to be performed at certain times of the day. It all helps to reach a more profound level of awareness. 

T: People find it tough when they’re surrounded by pure noise. Some kind of restraint simply allows us to be more widely understood.

FFM: Not long ago you remarked that “Astro” was designed as a form of defense against the “stupefaction of the people.” Where precisely do you see that happening? In politics, the media, or perhaps commerce?

E: First and foremost it occurs in the realm of spiritual delusion, which only means that the same process then moves down to the lower, lesser levels of being, too.

T: I’d disagree. I don’t see “Astro” as a form of defense against anything. For me it’s just a certain state of being, a fixed mood. There are three of us in the band and we’ve got different views on the issue of social stupidity. I’m categorically opposed to the use of politics in music, in fact against any kind of socio-political aspect within creative work. Music is neither a means nor a method.

Music is neither a means nor a method

FFM: If IAAOTL has already built some well-established views on those issues, how do things stand with your side-projects, such as Wogulow, Taroutz, & Vermo; Kruzr Ken; or USSSY?

T: “WTV” has been inoperative for more than a year now and won’t be restarted, for a couple of reasons. I don’t feel terribly close to the project any more, and it didn’t really live up to my expectations, anyway.

E: USSSY have already put out a couple of albums and are almost ready to publish a third. We’re also working on a fourth set of compositions, for which we got a new bassist - and drummer, too.  As for Kruzr Ken, it’s basically on hold; that project has already managed eleven releases and is lying low for the moment. There’s nothing new forthcoming from Kruzr Ken – but the members are giving acoustic concerts.

FFM: If we remember correctly, on one of USSSY’s web pages there was a definition of its music as “Eurasian avant-garde.” How do you feel yourselves to be a continuation of that tradition?

E: We've long been interested in Eastern traditional music. As a consequence of those interests, we've already written an entire live show in the same spirit. That's where the "Eurasian" definition came from.

G: You can certainly feel the influence of Persian music, but that's hardly something you'd call avant-garde! It's more rock music that employs Eastern harmonies, in other words something that's developed on a foundation of Western music.

FFM: Do several of your projects ever appear on stage together, or does each of them need its own
creative space?

E: It does happen – but rarely, and not as part of a single indoor event. "Picnic" was one of those few occasions when IAAOTL and USSSY played together.

FFM: Is music your only profession? If not, how do you manage to find the time and money for all these adventures?

E: I still have to work as a sound engineer at a TV station, since – sadly – the music doesn’t bring in enough money to keep me fed; it doesn't produce any kind of income. As a rule, there’s never enough time, either. We’ll try and fix that.

...the music doesn’t bring in enough money to keep me fed; it doesn't produce any kind of income

T: I work in the field of video art and do some directorial projects, too.

G: I look after other people’s cats.

FFM: How do things look when it comes to concerts outside of Moscow?

E: USSSY will be on a European tour this autumn, and IAAOTL will use that as a chance to play in Germany.

FFM: So do you have many opportunities to play overseas?

E: We’re looking for a tour manager or other people who’d be interested in working with us. We’re waiting for some kind of invitation from overseas, since we’ve not yet played outside of Russia. We simply don’t have any kind of contacts there…

FFM: In getting the word out about your work, who is responsible for the graphic art? For the covers, packaging, and so forth? Do you like to see some kind of conceptual link between the cover and a CD’s contents?

E: That connection is always important, of course, but it needs to be something that addresses the CD as a whole. We all take shared responsibility for the artwork; those burdens, so to speak, get distributed as the creative process takes shape.

G: The outdoor cover shots for “Astro” [above] were done by Masha Kharitonova. I was the person who “photo-schlocked” the three human figures you see, and the colors were fixed by ZonderZond [responsible for much artwork at RAIG]. All the background images were found with the help of Google :)) The USSSY covers I do myself – but it’s not yet clear what we’ll do with the next album.

FFM: In a broader sense, how do you position yourselves within traditions of the Russian avant-garde? Do you find it easier drawing parallels with Western sound artists or, perhaps, do you see your roots in the heritage of Soviet conceptualism?

T: I don’t think we position ourselves in any concrete fashion. We were the first people to play this kind of music in Russia. Maybe – from a lack of professionalism – things might sometimes sound incorrect or unpolished, but I remain convinced that we’ve been an influence, both on many musicians and on their choice of music. That’s the main thing.

E: To be honest, I’ve never been a real fan of avant-garde art, and I can’t say I’ve heard a lot of Russians working in that field. Perhaps the most obvious example would be Auktsyon. I’ve listened to a little more from Western performers, but – try as I might – I can never really enjoy it! I’d say the clearest “roots” in what I do come from a severe, full-blooded guitar sound – probably because it’s the instrument I first learned to play. And that was probably from listening to Metallica, so there’s a kind of Western influence..!

FFM: How are your plans with regard to cinematic projects - such as soundtracks - or the theater? Maybe the recent economic downturn has lessened the opportunities in those “grander” forms?

E: There haven’t been any offers of late, even though we’d be glad to try something new.

FFM: Given that the music press is going through difficult times, due to the same economic pressures, what would you like to see online that might improve your promotional options?

E: Whatever gets important information about our music out to the listener. 

FFM: Any more projects lined up for the second half of the year?

E: To publish more work by IAAOTL and USSSY…

T: …and to start thinking about the next project..!

С нами разговаривали Алексей Таруц, Артем Галкин и Павел Еремеев, aka I Am Above on the Left или Я Слева Сверху. По мнению московской прессы, музыканты "выдают тончайшей огранки хитроумные конструкции из грозных рифов, пронзительных фидбеков, непрогнозируемых пауз, сбивок и других, порой совершенно нечленораздельных, звуков." Речь с нами шла не только о том, какие музыкальные традиции лежат на основе такого творческого подохда; разговор также касался развития проектов USSSY и Kruzr Ken.

 - Как прошло выступление на московском фестивале «Пикник», организованном «Афишей»?

Т: Странно, как  и на всех концертах на открытом воздухе, где звук не возвращается обратно на сцену и не отражается.

Е: Для меня было несколько неприятных сюрпризов во время игры: вылетела колотушка из педали бас-бочки, бочка уехала и встала боком ко мне, рабочий барабан упал со стойки. А, в общем, мне понравилось, особенно не ошибались. На природе выступать приятно: помимо людей еще птицы и другие животные слушают.

Г: В целом, сносно прошло: птиц и животных подобные мероприятия разгоняют))). ЯСС сыграли нормально, на УСАХ у меня отказывал блок питания, из-за жары или трясущейся сцены, может из-за усталости, накопленной за время пребывания на фестивале, не люблю столпотворения. Поддержки со стороны Насти Колесниковой у круглой сцены (там, где играли УСЫ) не было фактически, наши друзья сами собирали аппарат. Получается дали официальное разрешение самим организовать концерт, без возможности приглашения на мероприятие своих друзей. Такая шляпа, без сюрпризов.

- Какую роль он сейчас играет в культурной жизни столицы? 

Е: Ну как же, самые модные и красивые собираются!

Т: Это хороший городской фестиваль, какой и должен быть.

Г: Диву даёшься, где все эти толпы красоток и красавцев прячутся вне пикника? Большинство следует модному тренду 80х, что не может не веселить. Не все конечно, общая масса. Приятно было встретить друзей-знакомых у круглой сцены, а виайпи зону напалмом сжечь хотелось, так как проход только посвященным.

- Ваш последний релиз, «Астро» вышел весной. Может быть, Вы уже взялись за новые записи?

Е: У нас есть невыпущенный материал за позапрошлый год, вот его и будем дорабатывать и выпускать.

- Можно сказать, что продюсерская работа в Ваших записях сегодня доведена до минимума?

Т: Да, мы сами решаем, как мы будем звучать – не потому что мы против продюсеров, а потому что тут нет людей, которым мы могли бы довериться.

...мы сами решаем, как мы будем звучать – не потому что мы против продюсеров, а потому что тут нет людей, которым мы могли бы довериться

Е: Я не знаю, в чём заключается продюсерская работа. Нам никто не помогал со стороны, ни со звуком, ни со структурой песен. За исключением звукорежиссера Александра Мишина, который сводил первый альбом.

Г: Здешним продюсерам не нужна музыка ЯСС, не выгодно вкладываться: отдачи финансовой не будет.

­

- При публикации нового диска «Астро», Вы написали, что запись выражает новые тенденции в сторону «мелодичности и минимализма». А какая для Вас есть связь между ними?

Е: Для меня эта связь ритмическая.

Г: Если рассматривать как пример традиционную музыку востока, то связь минимализма и мелодии поддерживает стабильное эмоциональное состояние, например, в индийской музыке определённые раги должны исполняться в определённое время суток, что может обеспечить глубину погружения.

Т: В шуме очень тяжело находиться. Сдержанность более универсальна для понимания.

- Недавно группа сделала замечание, что «Астро» придуман как форма защиты против зомбификации людей. В каких областях это происходит: политических, медийных, коммерческих?

Е: Я думаю, в первую очередь – на уровне освобождающегося от различных наваждений духа, а как следствие – и на всех остальных более низких уровнях.

Т: Это заблуждение. Лично я не воспринимаю «Астро» как средство защиты от чего бы то ни было. Для меня – это всего лишь определенное состояние души, настроение. Нас трое в коллективе и мы придерживаемся разных взглядов на тему зомбификации людей. Я категорически против политики в музыке и против акцентов на экономическо-социальном аспекте в творчестве. Музыка это не способ и не метод.

- Если IAAOTL как ансамбль приходит к таким твердым убеждениям, то расскажите нам, пожалуйста, как обстоят дела с Вашими side-projects: Wogulow, Taroutz, Vermo / Kruzr Ken / USSSY/ и Mr. Grinko?

Т: WTV не существует уже больше года и не будет возрождаться, так как мне он не близок, и он не оправдал моих личных ощущений.

Е: USSSY выпустили два альбома и готовят к выпуску третий, так же начинают работу над четвертой программой, для чего нашли еще басиста и барабанщика.  Kruzr ken, в принципе, находится в свободном плавании. Выпустив одиннадцать релизов, он сейчас находится в некотором затишье: новые записи пока не делает, но дает акустические концерты. 

- Однажды на странице USSSY, если память не изменяет, запомнилось такое определение Вашей работы как «евро-азиатский авангард». Каким именно образом Вы чувствуете себя наследниками такой традиции?

Е: Дело в том, что мы всерьез заинтересовались восточной традиционной музыкой, и как следствие, наша третья программа уже написана под ее влиянием. Отсюда и такое определение.

мы всерьез заинтересовались восточной традиционной музыкой...

Г: Да, влияние персидской музыки ощутимое, но авангардом это вряд ли можно назвать. Рок с использованием восточных гармоний, проросший на экспериментальной западной музыке.  

- Бывает ли такое, что несколько из этих проектов выступают на одном мероприятии, или каждый из них нуждается в отдельном, независимом творческом пространстве?

Е: Такое бывает, но редко, никак не в рамках одного мероприятия в помещении. «Пикник» «Афиши» – вот пример такого события. Я, «Слева сверху», и USSSY на одном мероприятии. 

- Для Вас всех, музыка - единственная профессия? И как Вам удается найти время или средства на все эти приключения?

Е: Я еще вынужден работать звукорежиссером на телевидении, так как, к сожалению, музыка пока не кормит и не дает средства на себя саму. Времени, как обычно, не хватает: планируем лучше.

Т: Я занимаюсь видео искусством и снимаю в качестве режиссера.

Г: Котоняня.

- Как обстоят дела с турами или концертами за пределами Москвы?

Е: USSSY возможно поедут осенью в тур по Европе, ЯСС планировали в рамках этого тура отыграть в Германии.

- Есть ли возможность гастролировать за границей?

Е: Мы ищем тур-менеджеров и людей заинтересованных в нас. Ждем приглашений за границу, так как мы еще ни разу не выезжали, и у нас нет никаких контактов.

- Кто теперь отвечает за графическую сторону Вашего труда сегодня, за обложки, оформление, и т.д.? Вам важна концептуальная связь между облoжкой и ее содержанием?

Е: Нам связь, конечно же, важна, так как работа должна быть целостной. За графическую сторону отвечаем всем коллективом, а обязанности распределяются по ходу творческого процесса.

Г: Две основные фотографии природы с «Астро» сделала Маша Харитонова, я же «отфотожабил» фигуры, с цветокоррекцией помог ZonderZond. Остальные пейзажи были заимствованы из гугла)). Обложки для УСОВ делал я, а как оформим третий альбом пока не ясно.

- Как Вы позиционируете себя в контексте русского авангарда? Вам легче найти параллели, может быть, со звуковым искусством западных артистов, или Вы видите свои корни в концептуализме поздних советских времен?

Т: Я не думаю, что мы как-то себя позиционируем. Мы первыми начали играть такую музыку здесь. Вероятно, из-за отсутствия профессионализма, это выглядит местами нелепо или неслаженно, но у меня есть уверенность в том, что мы повлияли на многих людей и на их выбор. Это самое главное.

Мы повлияли на многих людей и на их выбор. Это самое главное

Е: Я, честно говоря, не увлекался авангардом, и из нашего совсем не многих слушал. Самый яркий пример – это «Аукцыон», наверное. Западных авангардных записей было чуть больше прослушано, хотя там, где кривляются, мне никогда не нравилось. Мой самый яркий «корень» – это железное, жирное звучание гитар, наверное, потому и на гитаре начал играть. Но это от группы «Металлика» – значит западное влияние.

- Как развиваются планы по поводу саундтреков, работы для театра и так далее? Или кризис уже давно уменьшает подобные возможности в области «больших форм»?

Е: Пока предложений не было. Хотя заняться этим было бы интересно.

- Поскольку музыкальная пресса испытывает особые трудности в данный момент, какие сферы сетевого промоушена или журналистики Вам хотелось бы изменить или улучшить?

Е: Хотелось бы, чтобы вся важная информация от группы быстрее доходила до слушателя.

- Какие у Вас планы на вторую половину года?

Е: Выпустить ЯСС и USSSY…

Т: …и начать придумывать следующую работу!

Related Artists